• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:12 

| #97.

пока ты не двигаешься, твои цепи не звенят
как грится, когда репостят картинки с деньгами, яхтами и мертвыми рок-музыкантами себе на стену - пусть хоть где-то оно у меня будет

Я не могу адекватно оценить собственный перевод, поэтому взываю к лицам из числа новоприбывших и не только читателей: буде вы можете в критику - критикуйте, а то я зря, наверное, так пузырюсь с того, что тут написала.

Drops by Sergey Esenin

Pearly drops on moistened windows
Shining under golden rays,
You are nice, but what a sorrow
Is reflected in your grace!

Jolly people seem so witty
Pacing in the disregard.
When they fall, arousing pity,
They meet nothing but discard.

Drops glide down, as though they wander
In a search of something bright,
But they make me feel no fonder
Than a deaf man losing sight.

People carry on their burden,
Recollect days of the past.
It’s the life that makes men sudden,
But the death will come at last.

оригинал

@темы: стихи, натворитель, тыжпереводчик

21:21 

| #96. honesty is such a lonely word

пока ты не двигаешься, твои цепи не звенят
Я не держу отдельных приветственных постов для пч, но в то же время искренне рада тому, что сюда кто-то заглядывает. Если читающий этот текст желает быть поприветствованным - салют тебе/вам, %username%. Можно деанонимизироваться в комментариях и что-нибудь там сказать.

Сессия закрыта, хотя и нельзя сказать, что благополучно. И без того мизерная стипендия стала еще более незначительной, а это не значит ничего хорошего - учитывая, что умирающий роутер почти не раздает мне вайфая, умирающий диск в умирающем ноутбуке пугает издаваемыми звуками по ночам, а нетбук уже лежит кишками наружу. #проблемыбелыхлюдей, ага, только у меня два курсача, и строчить переводы в блокноте планшета с маленькой блютус-клавиатурки - это, ну, как минимум не то, как я хотела бы над ними работать.

Работать над переводами. Это именно то, что я предпочла бы делать на протяжении уже аж шестого семестра своего обучения, помимо непосредственно образовательного процесса. Учить детей языку - это, конечно, круто и вау, легкие деньги, но если я продолжу заниматься этим через два, пять, десять лет, кризис несостоятельности наступит раньше, гораздо раньше среднего возраста.

Я собиралась волонтерствовать в одной ЛГБТ-организации, удаленно переводя статьи и субтитры к фильмам. Я не прошла дальше тестовой заметки на перевод. Мне написали, что я, конечно, молодец, но как-то не очень, может, я попробую еще? Я не стала пробовать, мне было едко от обиды и жгуче от комплекса неполноценности, я даже не стала им отвечать. Попробовала еще раз двумя месяцами позже - уже на всероссийском переводческом конкурсе от какого-то мутного интернет-портала. Пользуясь рекомендациями координатора вышеупомянутой организации, я постаралась. Я постаралась гораздо лучше. По сути, несколько суток, курсируя между кроватью, ноутбуком и холодильником, обтесывала свой перевод, консультируясь со всевозможными словарями и корпусами аутентичных текстов. Прогуливала пары, чтобы лишние пару часов помусолить несколько предложений. Спала по пять часов в сутки и чувствовала себя замечательно, потому что мне казалось, что перевод получается отличный и я обязательно, ну, победю.
Но самое главное - я ощущала, что делаю что-то важное и замечательное, что-то, что мне очень хорошо дается.
Что-то, чем я хотела бы заниматься на постоянной основе.
Но наверное, в этот раз я перестаралась, потому что в отличие от своей подруги, при мне забивавшей фразы в гугл-переводчик, я заработала всего лишь диплом лауреата.



Главное, чему я научилась за годы универчика - осознавать, что я не очень. Что можно было бы и лучше. Это очень важный опыт, потому что когда тебя с четырех лет заваливают грамотами, тебе начинает казаться, что ты хорош просто так, сам по себе. Когда ты идешь в школу и тебе попросту нечем себя занять, так как ты уже умеешь читать, писать, считать, сочинять - начинает казаться, что работать над собой нужно только другим. А ты и так нормас.

Моя сила воли - это такой полумифический зверь, выползающий из пещеры, когда гифки из какой-то части "Такси", про "мы в дерьме", уже недостаточно, чтобы исчерпывающе описать ситуацию. Мое самовоспитание почти всегда носит реакционный характер. Эти два момента были побочными причинами тому, что минувшие два года я провалялась в апатии (не знаю, можно ли продолжать называть это депрессией, я не консультировалась со специалистами).

@музыка: Tweaker - Take Me Alive

@темы: бугурт-тред, déshabille-moi, ежедневный вестник, тыжпереводчик

11:46 

| #95. stardust, study issues and apple sider

пока ты не двигаешься, твои цепи не звенят
- я живу в месте, о котором ты, быть может, знаешь, если в школе внимательно читал Пушкина.
- ты живешь в лукоморье?


Эта шутка сделала мой день, серьезно.

Я живу в прошлом и будущем, а про настоящее мне почему-то тяжело думать и писать, даже если в этом настоящем все сравнительно приятно и гладко. Хочу, например, сказать о том, что я думаю насчет своей нынешней работы - и приходится начать с того, как полгода назад я сильно расстроилась, не получив Повышенную Стипендию для Особо Впахивающихся Студентов™.

В июне я сунула в руки замдеканше а) благодарственное письмо на имя декана, которое подтверждало, что половину первого курса я занималась непонятно чем участвовала в организации благотворительного мюзикла, в котором сыграла главную роль, б) благодарственное письмо от заведующей кафедрой романских языков, которое подтверждало, что половину второго курса я тоже занималась непонятно чем активно участвовала в творческой жизни кафедры и факультета, в) письмо от меня лично декану, в котором я, разбрасываясь тропами и фигурами речи, на двух а4 распиналась о моем взгляде на проблемы обучения в современном высшем образовательном учреждении в России, а также давала клятвенные обещания, что незначительный стимул в виде дополнительной стипендии - это именно та поддержка, которая необходима мне для того, чтобы достичь академических успехов, побед во всех олимпиадах и тэ дэ, и тэ пэ. Короче, я написала ту штуку, которую пишут в дорогие европейские вузы, чтобы выклянчить денежку на частичную оплату обучения.

Я чувствовала себя очень уверенно.
Замдеканша посмотрела на меня своими маленькими, вежливыми глазами.
- Это все? - спросила она.
- Да, - ответила я. - Немного, но смотрите, над этим я работала полго-
- Вот это не надо, - она вернула мне мое письмо. - Грамоты и дипломы баллуются по их количеству. Вы третья, кто подал документы. Я напишу вам после пятнадцатого июля и скажу, прошли ли вы по конкурсу.
- Хорошо, - весело сказала я.

"Хорошо", - весело подумала я, сидя в эдинбургском баре со стаканом сидра месяц спустя. На самом деле, мне было ни черта не хорошо и не весело. Замдеканша наконец ответила мне. "Добрый вечер А.. Вы не прошли к сожалению", - гласило письмо (авторская пунктуация сохранена), и мне было чертовски обидно из-за своей наивности, а еще из-за того, что некоторое время спустя мне нужно было возвращаться в свой пыльный провинциальный городок и продолжать учиться в своем пыльном провинциальном вузе.

Еще почему-то было обидно, что замдекана факультета филологии не знает об обособлении вводных конструкций запятыми.

Я потягивала сидр, наслаждалась дрэг-квин шоу и представляла, как какая-нибудь другая я, родившаяся не там и не тогда, приходит в этот бар каждую пятницу и здоровается со всеми трансами, целуя их в щеки. А на выходных садится в свой мини-купер и путешествует по стране. А потом возвращается в родной Эдинбург, идет утром на работу пешком и судачит с коллегами о каких-то пустяках.

Я вернулась в свой родной город, устроилась преподавателем английского в элитный детский сад и взялась репетировать девочку из гимназии с углубленным изучением языка. Это был мой способ сказать: "ой, ну и пошли вы к черту со своими жалкими стипендиальными шестью тысячами в месяц."

В одной из серий AHS персонаж Джессики Лэнг говорит: Бог всегда отвечает на наши молитвы, но не всегда ответ соответствует нашим ожиданиям. Думаю, примерно так звучало в русском переводе. Хотя я и не верю в Бога - в том смысле, что мне ближе мировоззрение двадцатилетнего Боуи: "I believe in an energy form, and I wouldn't like to give it a name."

@темы: ежедневный вестник, рубрика "Безудержная искренность"

19:36 

#94. | о спонтанных переменах

пока ты не двигаешься, твои цепи не звенят
Спустя столько времени я вдруг поняла, что хочу вернуться.
Вспомнила, как уютно было здесь, и решила - почему бы не превратить "прощай" в "до свидания".

Ну, привет, что ли?

@темы: ежедневный вестник

15:48 

#93. | о панических атаках

пока ты не двигаешься, твои цепи не звенят
...и в конечном счете, когда ты в очередной раз - в очередной! гребаный! насточертевший! раз! - обнаруживаешь себя в куче хлама, как вещественного, так и образного, который ни отсортировать, ни выбросить - жалко, лень, невмоготу;
когда ложишься ощущать спиной и затылком неприветливую жесткость пола, и все это дерьмо наваливается на тебя, просто наступает босой грубой пяткой прямо на горло;
когда чувствуешь, что начинаешь задыхаться и еле справляешься с нестерпимым желанием навредить своему телу, сделать ему больно извне, лишь бы только отвлечься, лишь бы утихомирить монстра, взращенного - собственноручно - в груди;
когда, черт возьми, хочешь просто валяться в этой грязи и беззвучно рыдать,

тогда, конечно, весьма вовремя возвращается домой мама. И ты встаешь, и неловко лыбишься в ответ на вопрос, чем занималась вместо того, чтобы делать дела. Ну и как-то нечего ответить. Потому что, в общем-то, в списке из "приготовить ужин", "выучить фонетику" и "проваляться на полу, выплескивая наружу едкое одиночество в процессе ментального самоистязания" релевантными в глазах всякого адекватного человека остаются "приготовить ужин" и "выучить фонетику".

Я так долго и громко разглагольствовала о своих не требующих взаимности, сугубо альтруистических чувствах, я разбрасывалась повсюду словами "дружба" и "платонический" - они успели не только прорасти, но и зацвести; а теперь у меня идиосинкразия ко всей парадигме синонимов слова "невзаимность", и я снова готова расшибиться о стенку при одной мысли о том, что я снова никак и ни с кем, что у меня никого нет, что те, кто есть - не у меня, а у меня только подержанный ярлычок с титулом "мой лучший ... ", и он пылится на полке с прочими ненужными безделушками.

Я не знаю, что мне делать, я не знаю, как к тебе подойти, что тебе сказать; пожалуйста, сделай с этим что-нибудь; покрути пальцем у виска, скажи, что я понавешала себе на уши эскапической лапши, понапридумывала несуществующих проблем и теперь ношусь с ними, как со святыми скрижалями; в конце концов, просто помолчи и почеши мне за ушком, пожалуйста, скажи что-нибудь, пожалуйста, пожалуйста.



 

@темы: déshabille-moi, delusion

12:53 

#92.

пока ты не двигаешься, твои цепи не звенят
19:35 

#91. | о вещах и некоторых воспоминаниях

пока ты не двигаешься, твои цепи не звенят
2008 год, вторая половина августа. Почти год прошел после смерти бабушки; в зале впервые после девяностых - ремонт, и мама наконец решилась избавиться от призраков совкового прошлого, помноженных на бабушкин плюшкинизм.
Нестройные ряды пыльных деревянных коробок от посылок, прогоревших сковородок и кастрюль, насквозь пропитавшихся жиром; рота старых стульев и ободранных табуреток; отряд пластиковых коробок, на днищах которых выдавлены артикул, цена и иногда - название завода; взвод каких-то плошек и эмалированных тазов, местами потрескавшихся, местами обнаживших свое внутреннее темно-металлическое"я" - целая армия хлама была извлечена с лоджии/из кладовки и тайком от прабабушки отправлена на свалку. Тайком - потому что прабабушкин плюшкинизм составлял серьезную конкуренцию плюшкинизму ее дочери. Мама занималась сортировкой старья с лоджии, папа взял на себя кладовку и гараж, а я была челноком, курсировавшим между мусоркой и тремя контрольными точками.
Как-то раз я оттаскивала к свалочным бакам очередную пару набитых шмотьем пакетов. Уже замахнулась, чтобы привычным движением (а-ля метатель булав) зашвырнуть пакеты в бак, но вовремя остановилась: из баков отчетливо доносился жалобный писк. Задержав дыхание, я привстала на цыпочки и заглянула в бак. Он был полон на две трети, и на вершине мусорной кучи возвышался ее король - рыжий, с перепачканным зеленкой носом. Я осторожно уложила пакеты - насколько это было возможно с моим ростом - в импровизированную лесенку; котенок кое-как забрался по ней, но толку от этого было мало. На удачу, к свалке как раз приближалась мама со второй партией мусора. Она успешно завершила спасательную операцию. Пленник мусорки оказался хромым и каким-то облезлым, так что мы не слишком обрадовались, когда он увязался за нами. Взявшись за руки, мы побежали, чтобы оторваться от нежданного преследователя; он быстро отстал, но сдаваться не собирался. Когда я оглянулась спустя пару подъездов, он все еще пытался бежать за нами. Его обиженный писк преследовал меня до самого вечера.
На следующий день в числе прочих вещей я выносила саквояжи деда Изи. Самого прадедушку я никогда не видела. Его смутный черно-белый образ, сошедший со старых фотографий прямиком ко мне в голову, держался на отдельных столпах-фактах, рассказанных бабушками и мамой. Деда Изя преподавал физику и высшую математику в педучилище и однажды вел обучающую передачу на местном телеканале. Он умел ходить на руках и водить машину, хотя в девятнадцать лет потерял на фронте ногу. Так странно - осознавать, что есть кто-то, кого знали окружающие, но никогда не узнаешь ты; видеть и трогать вещи человека, которого уже давно нет: серебряный портсигар, золотые часы, коробочку с медалями, костыли и огромную библиотеку всяких математических пособий. Когда-то я не могла понять, каково это - быть носителем столь уникальных воспоминаний, но потом не стало бабушки, и я поняла, и мне стало тошно от этого понимания.
Так вот, саквояжи. Их было два, и я так и не донесла их до свалки. Меня окликнули на полпути. Я остановилась и сфокусировала взгляд на скамейке у чужого подъезда. (На чужих скамейках всегда сидели чьи-то бабушки и дедушки, в том числе и из нашего дома; у нашего подъезда скамейки не было, а когда она появилась, бабушки на ней все равно не завелись - лишь шумные тупые подростки оседлывали ее вечерами и распивали пиво). От группы пенсионеров отделился один пожилой мужчина и направился ко мне. Я перепугалась, оставила саквояжи и отошла на безопасное расстояние. Дедушка произнес что-то удивленное, осмотрел чемоданы, удивился еще больше - мол, зачем выбрасывать такую хорошую вещь - и унес их куда-то с собой. Я же отправилась домой и никуда больше в тот день не выходила, у меня тогда была сильная боязнь незнакомцев. Это был август восьмого - китайцы проводили олимпиаду, Саакашвили жевал галстук, а мы всем районом хоронили мою ровесницу из первого подъезда, Н., которую нашли изнасилованной и изуродованной, сброшенной с крыши одного из дачных домиков за много километров отсюда.

За неполных шесть лет на лоджии опять скопилась гора ненужного хлама, и вот я снова тащу на свалку старый стул и пластиковую коробку на колесиках с продавленным дном, и мне опять не дают их донести. Я уже не боюсь случайных прохожих как огня, но дежавю охватывает сознание, и я все же спешу ретироваться, заверив, что да, конечно же, в коробке можно хранить овощи (хотя я хранила в ней несвежие носки, но вы-то все равно об этом не узнаете, ихихи).

Удивительно: вроде жизнь моя не так скучна и, в общем-то, вполне себе разнообразна, но память упрямо записывает сплошную чепуху.

@темы: souvenirs

05:13 

#90.

пока ты не двигаешься, твои цепи не звенят
Проснуться в шесть утра, вздрогнув, от причудившегося призрака того-самого-аромата, почувствовать острую необходимость уткнуться в чью-нибудь ладонь замерзшим носом и за неимением альтернатив воспользоваться своей собственной;
сапфировое небо меняет на глазах - не оттенок, но самое себя. Насилу поднять себя с неразложенного дивана - на нем было проще не жалеть об отсутствии соседей по подушке - и дотащиться до окна: глоток морозного воздуха вам в помощь, мисс паладински.
Горизонт успел покраситься в бежево-персиковый и продолжает стыдливо пунцоветь.
А вот не нужно подглядывать, знаешь ли, в чужие сновидения.

@темы: delusion, déshabille-moi

01:36 

#89. | о страданиях структурных логиков

пока ты не двигаешься, твои цепи не звенят
Каждый день, засыпая перед закатом на родительской кровати/диване в зале или же прокрастинируя, я наивно верю в ночное бдение. Ночь длинная и ночью все получится, вещает мисс Крэсти в моей голове. И силы найдутся, и не усну по дороге в комнату с чашкой какао и тарелкой калорий. И все-все успею. Смогу. Смотивируюсь.
Организм как бы намекает, что он против таких подвигов. Стоя в душе утром, уже смыв с головы бальзам, я разглядываю пряди волос, оставшиеся на ладонях - да, меня можно было бы использовать в фильме про какой-нибудь радиационный постапокалипсис, не тратя ни грамма реквизита. Когда-то прочные ногти ломаются от малейшего изгиба, шелушится кожа. Да я же сама привлекательность.

Мне хочется великих начинаний, на которые нет время и сил. Хочется вновь перекроить себя так, чтобы вмещать в свои будни все, что хочется туда вмещать. Рационализировать и все такое. Для этого нужна пара дней на "перезагрузку".
Пара дней, над которыми не будет висеть призрак недописанной курсовой и хвосты по каждому из имеющихся в расписании предметов.

Что характерно, задницы, доставляющие мне наибольшие страдания, не случаются со мной внезапно. На внезапные задницы я реагирую нормально. Но осознание того, что я шаг за шагом - практически планомерно - опустила себя на дно, которое, как в том хоррор-фильме, засыпается песком невыполненных обещаний и незаконченных дел, дно, на котором мне малодушно хочется залечь.

Я начинаю разочаровываться в составлении планов. Славно, если ты определишься, чем будешь заниматься в следующие два часа, и никто не посягнет на твой тщательно расписанный досуг. Это редкая удача. О планах на день, на неделю не стоит и заикаться.

С другой стороны, я только создаю для себя иллюзию полного пэ. Если заглянуть в ежедневник, где год назад я прорисовывала свои режимы, а в конце давала оценку каждому чертову часу, можно убедиться, что с точки зрения таймменеджмента я не прожила ни одного продуктивного дня. Так или иначе, рано или поздно - все всегда катится под откос.

Мне нужно научиться абстрагироваться, вот что.

@темы: ежедневный вестник

22:10 

#87.

пока ты не двигаешься, твои цепи не звенят
Из комнаты украли уют. Я с грустью окидываю взором свою полку: когда-то здесь стояли избранные тома, сейчас - просто книги, которые хочется унести в зал, продать или подарить районной библиотеке.
Наверное, это хорошо - вырастать из старых вещей?

Иду по улице в легкой прострации. Разочарованная, несу звенящую пустоту в голове: музыка не играет в наушниках, но мысли на смену аудиальным фантазиям не приходят. Ощущая каждый сантиметр своей угловатости, своей сегодняшней непривлекательности, я испытываю некоторые затруднения с интеграцией себя в сегодняшний день: словно меня деформировало и теперь я не вписываюсь в нишу мозаики, которую должна занимать.

Очередная новая я, приходящая на смену мне прежней - комплексная рефлексия моего окружения.
Трансформация происходит безболезненно; болезненно лишь осознание, что то, что было ценно и свято прежде, завтра будет пылиться на дальней полке шкафа рядом с кормом для улиток и коробочкой из-под какао. Что все и в самом деле тлен, и я сижу на троне из разлагающихся воспоминаний, и я словно глупый нуб, качающий вместо силы и маны - талант к шевелению ушами и способность к саморазрушению.

Апрель забылся зимней стужей; я нечаянно вляпалась в сезонную апатию.

20:04 

#86.

пока ты не двигаешься, твои цепи не звенят
Моя жизнь - головоломка из старой доброй игрушки про детективов.
Поворачиваешь один рычажок - все остальные переключаются сами, меняя полярность.

Одно я знаю точно: если моей основной формой досуга продолжит оставаться блуждание по улицам с музыкой в ушах, чехардой в душе и глупой улыбкой на морде - я плохо кончу.

@темы: заметки на полях

05:16 

#85.

пока ты не двигаешься, твои цепи не звенят
Белая береза под моим окном. То есть не совсем под, скорее, за. И не совсем за моим.
Семилетняя я сидит за кухонным столом, болтает ногами так, словно это главная задача ее жизни, и смотрит в окно. За немытым стеклом, покрытым разводами и слоем пыли, трясет сережками веселая береза. Веселая потому, что раньше всех остальных деревьев начинает радоваться весне: отращивает на своих дистрофически тощих веточках прекрасные нежно-зеленые листики и приходит в радостный трепет от самого легкого весеннего ветерка.
Для семилетней меня существуют две категории: деревья и березы. В категории "деревья" она с трудом различает тополя ("они делают июнь грязно-снежным"), дубы (причудливые листья - самая ценная валюта в игрушечных "магазинах") и сосны ("некрасивые елочки").
К категории "березы" семилетняя я относит одну-единственную березу. Эта береза растет у нашего подъезда.
Если начать до нее докапываться, она, скрепя сердце, все же признает, что береза - тоже дерево. Причина тому - отсутствие в ее словарном запасе подходящих терминов для прояснения собственной позиции по данному вопросу. Видите ли, по всем признакам береза, конечно, будет являться деревом. Но исключительно номинально.
Взгляните на нее. Разве язык повернется назвать это хрупкое создание просто - деревом?
Да все деревья с их грубой, серой корой и массивными телами просто завидуют березе. Посмотрите, они так хотят быть похожими на нее, что люди каждую весну выкрашивают их основания в бледный мучной цвет. Эти потуги так же кричаще абсурдны, как крашеные зеленым спилы городских деревьев-палок с обрубленными ветвями, так же бессмысленны и бесполезны, как жвачка со вкусом борща и так же жалки, как попытки настоящей меня протащить через толщу утекшего времени мироощущение меня тогдашней.
Итак, последняя жалкая попытка:
белая береза под моим окном - этого было достаточно, чтобы семилетняя я считала, что в одной из прошлых жизней она была Есениным. Который не социотип, но Сергей Александрович. Такое толкование было для меня куда более понятным и естественным, чем принятие факта, что береза - это не уникальность, не исключение, что берез много и много домов, у окон которых растут березы.
Теперь понимаете?

***
Часто я грежу о том, как в будущем мы, то есть моя семья, или хотя бы только я, то есть будущая настоящая я, - словом, кто-то из нас со мной во главе съедет с этой квартиры. Мысль о том, что мне придется оставить здесь такое количество воспоминаний и привычек и что я никогда не смогу за ними вернуться, доставляет мне невероятное мазохистское удовольствие. И вот я начинаю представлять свою будущую обитель. И все идет хорошо, но я спотыкаюсь на какой-то смехотворной мелочи. Эта мелочь камнем ухается в омут моей душевной идиллии - по зеркальной плоскости темной воды в разные стороны расходятся круги.
Все дело в березе.
Вряд ли за моим будущим кухонным окном будет расти береза. И даже если и будет - это ведь будет совсем не та береза, которая стала свидетелем восемнадцати лет становления моей личности.
И мне сразу становится неуютно.
Глупая, глупая я.


@темы: souvenirs, déshabille-moi

16:05 

#84.

пока ты не двигаешься, твои цепи не звенят
пасмурное небо ласково дышит прохладой. оно не мрачное ни в коем разе,
просто вы не понимаете его, неба, языка.
это - вдохновение маленькой наивной девочки,
за одним из письменных столов упрямо пишущей свой первый роман.
печатные буковки вкривь и вкось - пухлая тетрадка на пружинке
расскажет мне больше, чем иной сеанс самокопания.
пасмурное небо - старый, самый верный друг девочки,
маленькой наивной девочки, до отчаяния не умевшей дружить,
девочки, у которой все ее люди - звезды на ночном небосводе:
сколько ни тянись ручонками - не достанешь ни одной.
и приторно больно, до слез, глаза застилающих пеленой,
и нет больше сил на цыпочках стоять, и руки уж затекли,
и хочется набраться смелости, вдохнуть поглубже -
и отпустить на волю дракона, что поселился внутри.
и показать на его всем, и сказать - смотрите,
да посмотрите же...

непонятые, мы с тобой вдвоем
делим пополам космическую грусть.
о, небо, никто никогда не мой, ну и пусть.
однажды мы это переживем.



@темы: delusion, déshabille-moi

19:10 

#83.

пока ты не двигаешься, твои цепи не звенят
24.03.2014 в 11:50
Пишет энтони лашден:

the national - pink rabbits


Жить в старом доме, выходить на балкон и пяткой давить рябиновые ягоды бликов на плитке. Слушать ночь: рев мотоцикла, звон ложки о край стакана, Хендрикс рвет тишину на лоскуты этажом ниже. Собираешь в кулак пшено из звезд и открываешь широко рот: ни черники, ни ежевики, ни замороженной польской малины - глотаешь шершавый желтый свет и чувствуешь, как внутри пульсирует вселенная.

Быть ночью: в каждом звуке; в шорохе, в тш-тш-тш-шорохе, кто-то ходит по комнате и шлепает по полу босыми ногами. Мелкое переживание влюбленности, мелкая тоска, мелкое счастье, а чувство прекрасного много больше. Красота не вмещается внутрь; из моего прекрасного можно выплавить кольца и бусы и продавать на блошином рынке. Если бы только научиться говорить так, чтобы было по-настоящему, чтобы говорить о том, что действительно чувствуешь:

когда я открываю рот, я говорю темнотой.

ххх

Память - это инстаграм для бедных;

до свидания, четкое представление о биографии бродского - мне нужно запомнить цвет твоих глаз и волос; постепенно я отказываюсь от полного собрания китса в своей голове и заполняю пространство фотокарточками того, как ты ставишь руку на локоть и щуришься на солнце.

вся литература не стоит и одной твоей улыбки, мой внутренний фаулз с остервенением делает коллекцию из того, что ты говоришь и пишешь (этот роман, как и многие остальные, с ужасающим педантизмом будет проанализирован феминистками, и выяснится, что меня больше интересует изгиб твоей шеи, чем равноправие на рабочих местах; я не человек, я - треть человека, большая часть которого умирает у твоих ног).

и никакого торонто, никакой безумной любви к высокому небу на примавере - зачем мне эти подозрительные фестивали музыки, сведенной при просмотре "мечтателей", французские песни вдруг приобретают смысл, я сдаю и покупаю билеты на поезд, сдаю и покупаю билеты на самолет.

невероятное начинается за углом, непостижимое начинается с тебя


URL записи

@темы: цитаты

00:06 

#82. Последний Выдох Господина ПэЖэ

пока ты не двигаешься, твои цепи не звенят
Все дело в том, что я ни черта не раскаиваюсь.
Я прекрасно вижу и понимаю расхождение с нормой, такскзть. Вон там - праведная жизнь, а вот - мой путь.
Путь лицемерства, масочничества, обмана, грубости, злости, зависти и гнева.
Я знаю, как отвратительно то, что я думаю и делаю. Я в дерьме. И у меня не осталось ни сил, ни желания, ни стимула стремиться к свету.
Я знаю, что рано или поздно за это придется отвечать - здесь, Там, да какая разница, судить все равно будут строго. Будет возможность испытать такую палитру чувств, которой мой нынешний эмоциональный фон в подметки не годится.
Не хотелось бы мне умирать, в общем.

"Для полного завершения моей судьбы, для того, чтобы я почувствовал себя менее одиноким, мне остается пожелать только одного: пусть в день моей казни соберется много зрителей и пусть они встретят меня криками ненависти."

О да, я настоятельно рекомендую вам меня ненавидеть. Вы представить себе не можете, насколько я гнилая.
А собственно, кто вы все такие, чтобы мне вам что-то советовать?
Идите вы на.
Все вместе.
Идите все, пожалуйста, на.

Я самодостаточное дерьмо.

@темы: déshabille-moi

01:33 

#81.

пока ты не двигаешься, твои цепи не звенят
Пишет все мы немножко лошади:

Все-таки интересные создания эти ваши люди... пытаешься угадать, спрогнозировать что-то, исправить, а иногда просто опускаешь руки, так как знаешь: все, ты не в силах уже ничего изменить. И все рвемся, рвемся куда-то: кто-то в погоне за небесным журавлем, кто-то в тщетных попытках удержать синицу в руках. А любим как? Иногда всю жизнь, а иногда и тюбик зубной пасты не успеешь израсходовать как все, завяли помидорки. Или не любим вовсе, а просто сказки себе придумываем, а позже сами верить активно начинаем... Кто ж знает. И работаем... либо дайте все и сразу, а на меньшее я не согласен, либо запряг себя и вперед, пока до горы Фудзи не дойдешь, не остановишься... Редкий из нас баланс соблюсти сумеет.

А это я все о том, что жить, жить-то, оказывается, крайне интересно и забавно.

@темы: цитаты

01:30 

#80.

пока ты не двигаешься, твои цепи не звенят
Мое жизненное кредо - «не навреди еще больше». Как и всякая умная (или не очень) фраза, с моей стороны она пострадала от синдрома поиска глубинного смысла и теперь охватывает довольно широкий спектр значений, являясь отсылкой ко множеству всякой всячины. Но основной принцип прост.
1. С одной стороны, я быстро сдаюсь - в том случае, когда успех объективно невозможен или маловероятен, и всякое стремление его достичь оборачивается пустой тратой сил, времени, денег и проч. Я терпеть не могу лишних, ни к чему не приводящих действий и движений - возможно, потому, что на 74% состою из них сама.
2. С другой стороны - попробуй заставь меня сдаться, если я решила, что от этого станет хуже. Вот тогда-то я иду до конца, несмотря на преграды

Так вот, о чем я.
Сегодня произойдет очная ставка: я и возможность моей дальнейшей сценической деятельности. (Нет, разумеется, на мою роль в мюзикле сегодняшний концерт не повлияет ровным счетом никак. Там уже все решено.) После сегодняшнего дебюта/провала я окончательно определюсь с тем, стоит ли мне продолжать усиленно работать над собой и своим голосом. Нужно ли. Саморазвитие - дело, конечно, всегда хорошее, но меня уже просто прет от стольки-то возможностей.

Итак, я искренне надеюсь на успех и удачу.
Глоток Феликс Фелициса мне бы сейчас не помешал.

@темы: Эйнштейн гуляет по луне, ежедневный вестник

04:01 

#79.

пока ты не двигаешься, твои цепи не звенят
Когда с меня сдирают одеяло, я еще могу противиться и отчаянно спать дальше. Но мама точно знает, чего хочет, и стаскивает на пол мои ноги, затем сажает меня на край дивана, а сама ложится на мое место. Возможно, это единственный способ наверняка поднять меня в пять, если легла я в одиннадцать и позже.
Эту ночь не спит она, но мы заранее договорились, что она разбудит меня рано и приляжет хоть на часок - сегодня она уже на работу.
Сцапав планшет, я перебираюсь в зал и долго, сидя на диване, прихожу в себя. Слушаю кашель за стеной. В голове медленно, лениво формулируется желание - скорее бы завтра. Скорее бы сбежать в вуз.
Как хорошо, что в среду аж четыре пары.

Я открываю приложение соцсети и... Нет, закрыть глаза и отвернуться уже не поможет. Имя и фото - по ним моментально вспоминается сон, от которого уже не оградиться, который не забыть, не развидеть.

...в моих самых страшных кошмарах, как правило, ничего не происходит.
Вот стою я - оголенный провод вместо сердца - с листовками в руках и расклеиваю эти бумажки с именем и вопросительным взглядом с фотографии.
И ничего не происходит. И не произойдет. Я знаю, знаю, что это не поможет, но я продолжаю это делать. Потому что нужно же что-то делать. Человек пропал, пропал, и я обклею все стены своего мыслимого мирка бумажками, и я буду спрашивать каждого прохожего - не видели, не слышали, не знаете? и упаду на снег после очередного отрицательного ответа, и буду - не рыдать, нет; просто очень горько плакать.
Мне никто и ничто не поможет.

Я стою у кровати человека, который уже не совсем и человек. Слежу, чтобы не тянула туалетную бумагу в рот, не стучала в стену. Она уже ни черта не понимает, и я, не стесняясь, плачу. Плачу о пока еще не существующей трагедии, стоя у подножия вполне себе реальной драмы.
В этом вся я, пожалуй.
Меня же за это простят?

@темы: сны, ежедневный вестник, déshabille-moi

15:07 

#78.

пока ты не двигаешься, твои цепи не звенят
Гора немытой посуды в умывальнике. В прихожей натоптано, все коврики в кошачьей шерсти. В миску в ванной в одну кучу свалены шампуни и доместосы. Шкаф с книгами стошнило прямо на пол. Что это - последствия затяжных ночевок или любительские декорации к фильму о наркопритоне? Нет, это всего лишь квартира болящих К., добро пожаловать.
Я обнаруживаю себя в два часа дня заснувшей в родительской кровати в обнимку с планшетом. В открытом документе не дописано предложение, содержание которого на поверку явно отдает шизофренией. На... нижней части моей поясницы дрыхнет кошка. Я слишком резко встаю и зарабатываю - по ощущениям - автограф во всю правую ягодицу.
Чего я, собственно, проснулась? Кажется, меня звали есть. Запасясь бумажными салфетками, интуитивно сворачиваю в зал и - ничуть не ошибаюсь. На кофейном столике разложена тошнотворно-зеленая скатерть в желтый подсолнух, подходящая сюда не более, чем мои домашние носочки - женскому костюму Ренессанса. Впрочем, на фоне второй день как не убранных с сушилки полотенец и внутренностей чьего-то грязного ноутбука, разложенных на табуретке, смотрится уже чуть менее вульгарно.
На скатерти в одноразовой посуде - заказанная в ресторане еда: готовить самостоятельно никто не в состоянии. Я дико хочу есть, потому что пропустила свой полуденный ланч, так что даже и не смотрю толком, что ем. Медиаплеер крутит какую-то унылую зарубежную комедию; для меня как всегда не закачали английские субтитры.
Я возвращаюсь в свою комнату, сажусь за стол и пару минут наблюдаю, положив голову на кучу тетрадок, как Мелифаро продирается сквозь заросли водорослей. Совершенно неожиданно во мне просыпается источник безудержной энергии. Я отправляюсь мыть посуду в наушниках (с каких пор я слушаю музыку так громко?), потом возвращаюсь, сметаю хлам со стола на диван, чищу аквариум, чищу террариумы, кормлю и мою улиток. От резкого и непропорционального приложения силы к не столь энергоемким занятиям мой энтузиазм угасает в геометрической проекции. Я сдвигаю в сторону кучку хлама на диване и сворачиваюсь в клубочек, сонно понимая, что продуктивное начинание требует продуктивного продолжения. Мысль еще немного теплится в голове, а потом растворяется где-то в параллельной реальности, где я давно счастлива в объятиях вымышленного персонажа.

@темы: ежедневный вестник

16:27 

#77.

пока ты не двигаешься, твои цепи не звенят
Я стою в центре своей захламленной комнаты. На фоне шума в голове проносится мысль о том, что нужно что-то делать. Что-то всегда нужно делать, тем более если все выходные СОВЕРШЕННО ВНЕЗАПНО вылетели в трубу, если назавтра ожидает новый рабочий понедельник - новые огорчения, разочарования, новые долги и обязанности. Das neue (alte) Herzeleid, без которой, конечно, было бы не так весело жить, но все-таки именно сейчас - согласись, дневник - можно было бы обойтись.
Итак, что-то нужно делать - с учетом слезящихся глаз, которые не видят, дрожащих конечностей, которые ни черта не держат, и шестнадцати часов сна, который принес не облегчение, но усталость и желание спать дальше.
Я беспрекословно потакаю своим желаниям (это моя регулярная практика последние полгода) и ложусь обратно в кровать. В конце концов, если в здоровом состоянии тела и духа я не могу заставить себя заняться чем-либо с четырех до шести дня, чего уж требовать от нынешней себя.
В конце концов, если моя комната всегда отражала мой внутренний мирок - пусть продолжает это делать, у нее прекрасно получается.

@темы: ежедневный вестник

по ту сторону сингулярности

главная